Типы высшей нервной деятельности (темпераменты)

Взгляды И. П. Павлова на типы ВНД устанавливались в течение почти 30 лет. В первой из предложенных классификаций он выделил 3 группы животных (собак): с преобладанием возбудительного процесса над тормозным; с преобладанием тормозного процесса над возбудительным; уравновешенные, с развитыми процессами как возбуждения, так и торможения.

В дальнейшем по поводу второй группы появились серьезные сомнения. Описывая собак «с тормозным типом нервной системы», Павлов отмечал, что для этих животных характерно очень долгое привыкание к экспериментатору и экспериментальной обстановке. Посторонние раздражители дают у них растормаживание и очень сильно ослабляют обычные условные рефлексы.

Павлов приводит пример, когда собаки его лаборатории едва не погибли при наводнении (их содержали в подвале на Васильевском острове). Одна из них была «тормозного» типа, и все ее условные рефлексы вследствие перенесенной опасности исчезли, постепенно восстановившись только через несколько недель. Тогда решили проверить, действительно ли это был эффект наводнения, и стали лить воду под дверь вивария. В результате у собаки началась истерическая реакция и опять исчезли условные рефлексы — на этот раз на несколько месяцев, т. е. развилось состояние, которое в клинике называется травматическим неврозом.

В целом на основе полученных данных Павлову пришлось «переименовать» тормозной тип в тип с «малым запасом возбудимости», поскольку оказалось, что наблюдаемое у этих животных торможение по сути своей является запредельным (охранительным). На уровне поведения для них характерны постоянные пассивно-оборонительные реакции — проявления страха и паники.

Но и в этом виде классификация типов ВНД Павлова не удовлетворяла, поскольку имела чисто описательный характер. Он продолжал поиски, пока наконец не сформулировал представление о трех свойствах нервной системы, на базе которых произвел разделение по типологии поведения.

Назовем и охарактеризуем эти свойства.

1) Сила нервных процессов, иначе сила возбуждения и торможения. Сильными животными (или животными с сильными нервными процессами) считаются те, которые легко образуют условные рефлексы на интенсивно и очень интенсивно действующие раздражители. У животных со слабыми нервными процессами вместо этого развивается запредельное торможение. Главное назначение этого свойства — дать меру работоспособности нервной системы, способности достаточно долго противостоять утомлению.



2) Уравновешенность нервных процессов. Здесь выделены два основных варианта: возбуждение и торможение уравновешивают друг друга (уравновешенный тип) либо процессы возбуждения преобладают над процессами торможения (неуравновешенный тип).

3) Подвижность нервных процессов. С помощью этого свойства можно оценить способность нервной системы быстро менять свое состояние — переходить от возбуждения к торможению, и обратно.

Различные варианты сочетаний этих свойств дают довольно большое количество типов ВНД. Однако Павлов, проводя классификацию, старался держаться в рамках четырех классических темпераментов, выделенных еще Гиппократом (рис. 4.27).

1. Проведем разделение по первому свойству: среди всех животных можно выделить сильных и слабых. Свойства слабых уже достаточно подробно описаны выше. Слабый тип Павлов соотнес с меланхолическим темпераментом, по Гиппократу.

2. Проведем дальнейшее разделение только сильного типа на подтипы сильных уравновешенных и сильных неуравновешенных. Характерным признаком второго из них будет затрудненность отрицательного обучения (выработки условного торможения, особенно его сложных вариантов — условного тормоза и запаздывательного). Выработанные тормозные реакции у сильных неуравновешенных животных легко растормаживаются. Для их повседневного поведения характерна повышенная возбудимость и агрессивность, плохая управляемость. Сильный неуравновешенный тип Павлов соотнес с холерическим темпераментом, по Гиппократу.

Рис. 4.27. Классификация типов высшей нервной деятельности (по И. П. Павлову)

3. Проведем заключительное разделение сильного уравновешенного типа по признаку подвижности на подвижных и инертных. И те и другие одинаково хорошо формируют как условные рефлексы, так и условное торможение. Однако при быстрой смене характера деятельности (условный рефлекс, далее условное торможение, далее опять условный рефлекс) некоторые из них могут отказаться работать — перестанут выполнять условные рефлексы, не будут успевать переключаться. Еще более сложная задача выглядит следующим образом. Сначала сделаем лампочку условным стимулом, затем угасим на нее реакцию, а затем придадим ей значение условного тормоза. Такая процедура называется «переделка сигнального значения раздражителя». Те животные, которые способны ее быстро осуществить (за 5—6 дней экспериментов), — это сильный уравновешенный подвижный тип (собаки-сангвиники); те, которые делают это с трудом или с большим трудом, — сильный уравновешенный инертный тип (собаки-флегматики). На уровне повседневного поведения подвижный тип гораздо более активен, любопытен, общителен, но в отсутствии новой информации легко впадает в «скучающее» состояние и засыпает. Поведение инертного типа гораздо более ровное, спокойное, стабильное.



Дальнейшие усилия Павлова и его сотрудников были направлены на поиск наиболее информативных приемов для тестирования свойств нервной системы. Приведем несколько примеров.

Для определения силы возбуждения было предложено использовать очень громкую трещотку как условный раздражитель в пищевом рефлексе. При этом у сильного типа трещотка становилась условным сигналом, причем реакция на нее (как на чрезвычайно интенсивный раздражитель) была даже больше, чем на другие условные стимулы. У другой части сильных животных трещотка становилась условным сигналом, но реакция на нее была меньше, чем на более слабые условные стимулы (случай частичного запредельного торможения). Для слабого типа также наблюдалось два основных варианта реагирования: трещотка тормозила все имеющиеся условные рефлексы (общее запредельное торможение) либо вызывала серьезное расстройство поведения («невроз») уже после 1—2 применений.

Для тестирования силы торможения было предложено использовать удлинение процедуры дифференцировочного торможения, т. е. стимул, который животное было обучено отличать от условного (например, метроном с более низкой частотой ударов), включали не на 15 с (как в обычном эксперименте), а на 5—10 мин. Для собак с сильным торможением это не создавало никаких проблем. Но при слабом торможении у животного уже через 1—2 мин могла нарушиться вся система условных рефлексов, а через 5 мин — развиться невроз. Подобная реакция наблюдалась и у собак-холериков, и у собак-меланхоликов. Оценивалась также скорость и полнота выработки условного торможения. Если последнее остается частично «недоделанным», то мы наблюдаем ситуацию доминирования возбуждения над торможением (холерики). Если же условное торможение сохраняет способность к резким колебаниям и даже полному исчезновению, можно говорить о явно выраженной слабости торможения (меланхолики).

Подвижность нервных процессов, как сказано выше, определялась путем оценки способности животных к переделке условных реакций. Позже было предложено оценивать это свойство посредством введения изменений в систему динамического стереотипа (см. следующую главу). Было отмечено также, что с возрастом подвижность нервных процессов уменьшается.

Наконец, упомянем еще одну любопытную работу Павлова, посвященную тому, как двухмесячный летний перерыв в работе повлиял на условные рефлексы собак с разным типом ВНД. Обнаружено, что в результате перерыва у собаки-сангвиника все условные рефлексы, на первый взгляд, исчезли. Животное, попав в опыт, было возбуждено (проявлялся рефлекс свободы). Однако после применения стимула, вызвавшего дифференцировочное торможение, условные рефлексы восстановились. Павлов делает вывод, что, иррадиировав по коре, данное торможение погасило очаги избыточного возбуждения и вернуло систему безусловных и условных рефлексов в «рабочее» состояние. У собаки-холерика после перерыва все пищевые рефлексы проявились в усиленном виде; реакции условного торможения (дифференцировки), напротив, были ослаблены и восстанавливались с трудом. Для животного слабого типа экспериментальная обстановка вновь стала фактором, вызывающим запредельное торможение, — все условные рефлексы исчезли и восстанавливались медленно. Наконец, у собаки-флегматика после перерыва условные рефлексы практически не изменились.

Чем определяется тип ВНД с современной точки зрения? К сожалению, стройная схема, изложенная выше, с трудом может быть «наложена» на реальную сложность химической, структурной и информационной организации мозговых процессов. Даже если нервные системы относятся к одному типу, истоки их типологической специфичности могут иметь весьма разные причины. Тем не менее можно выделить три основных группы причин: активность различных нейромедиаторных и гормональных систем; особенности взаимоотношений и взаимодействий структурно-функциональных блоков мозга; специфика индивидуального опыта особи.

Выше мы познакомились с основными категориями психотропных препаратов. Если вспомнить ситуации, при которых они применяются, нетрудно отчетливо представить связи между типологией ВНД и нейромедиаторными системами. В таком случае слабость нервных процессов может рассматриваться как следствие снижения активности моноаминергических систем мозга (норадреналина, дофамина, серотонина). Клиническими симптомами такого снижения являются различные проявления депрессии — состояния, при котором ослабевает стремление к получению положительного подкрепления, уменьшается исследовательская активность.

Другой вариант, при котором тип ВНД может быть охарактеризован как слабый, — это недостаточный уровень активности ГАМК-ергической системы. В такой ситуации мы наблюдаем слабость торможения, возбуждающие процессы «перехлестывают через край», но также очень быстро истощаются. На поведенческом уровне это проявляется, когда вслед за истерической атакой-нападением мгновенно следует паническое бегство.

В некоторых случаях признаки меланхолического темперамента могут быть вызваны недостатком в крови гормонов щитовидной железы, половых гормонов — соединений, от которых зависит общий уровень обмена веществ в нервной ткани. Однако избыток тех же гормонов способен хронически перевозбуждать нервную систему, приводя ее в состояние, близкое к запредельному торможению и провоцируя слабость нервных процессов.

Теперь обратимся к свойству неуравновешенности. Здесь в качестве возможных нейрохимических причин рассматриваются избыточная активность катехоламинергических систем, недостаточная активность системы ГАМК, нарушения в работе глутаматергической системы. В случае тяжелой психопатологии рекомендуется применение нейролептиков; в случае относительно легких отклонений — транквилизаторов.

Все перечисленное — лишь первый и наиболее очевидный слой нейрохимических механизмов, определяющих типологию ВНД. Его следующий, гораздо менее изученный уровень — пептидные медиаторы. Многие из них оказались прямо связаны с регуляцией проявлений тревожности, активностью других нейромедиаторных систем. В качестве примера вспомним различные фрагменты холецистокинина (более длинные из них обладают нейролептическими свойствами, более короткие индуцируют тревожность и страх), а также эндозепины (см. разд. 3.11). Несомненно, существуют и еще более тонкие молекулярные механизмы, определяющие тип нервной системы и связанные с базальной (врожденно заданной) активностью генов различных рецепторов, ферментов, транспортных белков. Изучение и анализ этих механизмов еще предстоит провести.

Обратимся теперь к структурно-функциональному уровню. Целостное поведение особи — это результат совместной деятельности многих областей ЦНС. Определяемый на основе этого поведения тип ВНД зависит от вклада каждого отдела, а также от влияния отделов друг на друга.

Рассмотрим уровень потребностей, соответствующий деятельности безусловно-рефлекторных систем мозга в наиболее сложных их проявлениях. Врожденно заданный уровень активности каждой такой системы — важнейший фактор, определяющий в итоге тип поведения. Действительно, исходно повышенная вероятность срабатывания центров пассивно-оборонительных реакций даст «на выходе» проявления меланхолического темперамента. Для холерика приоритет имеют активно-оборонительные центры; для сангвиника — центры исследовательского поведения.

Правда, возникает вопрос: от чего зависит подобная врожденная установка уровня активности? Здесь вновь прослеживается влияние целого ряда факторов:

1) видоспецифические особенности строения и организации ЦНС; действительно, птенец хищной птицы, защищаясь от чужака, нападает («холерический темперамент»), а птенец рябчика очень натурально притворяется мертвым (реакция запредельного торможения);

2) индивидуальная наследственность особи; в этом случае прекрасной иллюстрацией служит то, что у «рабочих» пород собак наследуется не только экстерьер, но и темперамент; так, сеттеры и спаниели — явные сангвиники; сенбернары и водолазы (собаки-спасатели) — флегматики; для собак охранных пород важен элемент холерического темперамента;

3) индивидуальный онтогенез нервной системы, зависящий от действующих на мозг внутриорганизменных факторов; так, созревание многих зон ЦНС зависит от гормональных влияний; показано, что центры полового, родительского, исследовательского, пассивно- и активно-оборонительного поведения подвержены поэтапному «программированию» уровня активности со стороны половых гормонов; этот «гормональный импринтинг» происходит частично пренатально, частично — в раннем постнатальном периоде;

4) индивидуальный онтогенез нервной системы, зависящий от действующих на мозг внешних сигналов; имеется в виду, например, зависимость постнатального синаптогенеза от специфики и интенсивности сенсорной нагрузки.

Перейдем к третьей группе факторов, определяющих темперамент, — индивидуальному опыту особи. Чем сложнее мозг, чем больше он способен к ассоциативному обучению, тем больше вклад именно этой составляющей. Воспитание — индивидуальный опыт — может существенно откорректировать врожденную основу темперамента, ослабить сильные типы, усилить слабый тип.

На темперамент влияет присущая особи индивидуальная долговременная память. В разд. 4.5 мы рассмотрели ее неассоциативный вариант и теперь еще раз подчеркнем значение импринтинга (запечатления) как чрезвычайно прочного раннего типа обучения, обладающего рядом свойств врожденного поведения.

В случае ассоциативного обучения можно сказать, что чем большее число сформированных у особи условных рефлексов «опирается» на какой-либо безусловный рефлекс, тем больше поток активации, поступающий в соответствующие подкорковые центры. Следовательно, вероятность проявления именно этой врожденной формы поведения растет, что смещает типологические свойства особи. Если у щенка не вырабатывать ничего, кроме реакций, основанных на страхе, то в итоге даже исходно сильный тип будет вести себя как меланхолик. И напротив, если воспитывать очень аккуратно, не доводя ситуацию до запредельного торможения и нервных срывов, формируя реакции с положительным подкреплением, то даже у слабого типа будут наблюдаться все признаки усиления нервных процессов.

Охарактеризуем каждый тип ВНД применительно к человеку.

Холерик. Тип легковозбудимый, эмоциональный, общительный. Холерика отличает высокий уровень активности, энергичность действий, сильные и ярко выраженные эмоциональные переживания. Для него характерна несдержанность, вспыльчивость в конфликтных ситуациях.

Сангвиник. Тип спокойный, устойчивый, с хорошо развитым вниманием и работоспособностью, максимально высоким уровнем исследовательской активности. Он подвижен, общителен, быстро отзывается на события, легко переживает неудачи и неприятности.

Флегматик. Тип малоэмоциональный, малообщительный, малоподвижный, с хорошо развитым вниманием и работоспособностью. Его отличает низкий уровень поведенческой активности, он медлителен, спокоен, ровен. Характерно постоянство чувств и настроений. Процесс изменения привычек и навыков у флегматика затруднен.

Меланхолик. Тип легковозбудимый, малообщительный, неуверенный в себе. Отличается сниженным уровнем двигательной и речевой активности, эмоциональной ранимостью.

Склонен к глубоким внутренним переживаниям. Меланхоликам в наибольшей степени свойственны нестандартные ходы воображения и мышления, различные проявления творческих процессов.

Определение типа ВНД у человека подробно описано в специальной литературе и в простейшем случае может проводиться с помощью соответствующих тестов, но существуют и методики физиологического тестирования. В качестве примера приведем использование кожно-гальванической реакции (КГР). Данная реакция по механизму возникновения отражает активность потовых желез, управляемых симпатической нервной системой. Благодаря этому по КГР можно судить об уровне эмоциональной напряженности человека и субъективной значимости совершаемых им мыслительных процессов. Запись КГР обычно осуществляют с ладоней рук, где концентрация потовых желез максимальна (рис. 4.28, а).

В случае сангвиника (рис. 4.28, б) фоновая КГР отсутствует; в ответ на различные вопросы возникают четко приуроченные к этим вопросам реакции.

В случае холерика (рис. 4.28, в) возможно возникновение отдельных фоновых КГР; реакция на вопросы бурная, имеет большую продолжительность.

Рис. 4.28. Примеры записи кожно-гальванической реакции у людей разного темперамента: 1 — регистрирующие электроды

Для флегматиков (рис. 4.28, г) характерно отсутствие фоновой КГР и очень слабые реакции на вопросы (либо отсутствие этих реакций).

Для меланхоликов (рис. 4.28, д) характерны постоянные фоновые КГР; интенсивность потоотделения настолько велика, что даже на ощупь их ладонь может быть влажной и холодной.

Необходимо отметить также, что в «чистом» виде типы ВНД у конкретных индивидуумов встречаются, конечно, редко. Более обычны разнообразные сочетания свойств нервной системы.


tipologiya-lichnosti-dzh-gollanda.html
tipologiya-malih-socialnih-grupp.html
    PR.RU™